«Феррари» пошла в бобслей! Как Формула-1 врывается в самые разные виды спорта

«Феррари» пошла в бобслей! Как Формула-1 врывается в самые разные виды спорта

Опыт гоночных топ-команд помогает в велогонках и даже парусном спорте. Вспоминаем самые интересные коллаборации.

Аудио-версия:

Ваш браузер не поддерживает элемент audio.

Парусный спорт

«Мерседес» выиграл в Формуле-1 все возможные титулы (и не по разу), поэтому самая пора попробовать себя не только на суше, но и на воде. Естественно, не самостоятельно, а в качестве технического партнёра команды INEOS Team UK — участницы Кубка Америки, одной из самых топовых регат на планете.

В чём же конкретно подсобил «Мерседес»? А вот в чём — в разработке «подводных крыльев», называемых в яхтенном мире фойлами. С этими штуками лодка выглядят так, словно «шагает» по воде, а вообще нужны они для снижения сопротивления и вытекающего отсюда увеличения скорости.

Конечно, парусники Кубка Америки не сильно проигрывают болидам Ф-1 в технологичности, тогда как бюджеты самих команд несопоставимы: INEOS Team UK тратит за три года 110 миллионов фунтов стерлингов, а вот «Мерседес» вливает ежегодно порядка 250–300 миллионов фунтов в свой заводской гоночный проект.

Гонки на моторных катерах

Славная гоночная история «Альфа Ромео» тянется с незапамятных времён, но мало кто знает, что итальянская марка успела пошуметь и в водно-моторном спорте. Так, отработавшие своё двигатели от легендарной Alfa Romeo 158, она же Alfetta, ставились на разные гоночные катера — Laura 1ª, Moschettiere, Tamiri и Laura 3ª. Последний, кстати, оснащался сразу двумя движками культовой «формулы».

Неудивительно, что с такими «сердцами» лодки выиграли массу титулов, установили множество рекордов. Та же Laura 3ª в 1954 году смогла развить невиданные по тем временам 300 км/ч для лодок. Правда, эта успешная погоня за супердостижением, проходившая на озере Изео, закончилась трагично — в одной из попыток бешеная лодка перевернулась и убила гонщика, находившегося за штурвалом.

Формула-Е на воде

Вслед за Формулой-Е Алехандро Агаг создал Extreme E — гонки на электровнедорожниках в самых экзотичных уголках Земли. Этого испанскому предпринимателю показалось маловато, и в 2022 году он намерен запустить турнир среди быстрых лодок на электротяге. Одному реализовать задумку ему явно не по зубам, поэтому Агаг скооперировался с Роди Бассо — человеком, известным по работе в «Макларене» на позиции спортдиректора подразделения Applied Technologies.

Алехандро Агаг понимает, что водно-моторный спорт по популярности не идёт ни в какое сравнение с автоспортом, поэтому намерен завоёвывать интерес публики инопланетным обликом электрических катеров. По его словам, лодки новой гоночной серии, оснащённые уже знакомыми нам фойлами, будут напоминать птиц, низко летящих над водной гладью.

Бобслей

Как известно, бобслей — спуск по ледяному жёлобу в цельнометаллических санях с обтекаемым корпусом — принято называть «зимней Ф-1». Неудивительно, что командам Больших Призов тут есть чем поделиться с национальными бобслейными федерациями. И вот уже последние несколько зимних Олимпиад не обходятся без участия бобов, построенных в связке с такими именитыми коллективами Королевских гонок, как «Макларен» и «Феррари». Например, «Скудерия» помогла создать сборной Италии боб для Олимпиады 2018 года, но там мужская четвёрка заняла лишь 27-е место. Ну, зато раскраска боба на этапе Кубка мира перед Олимпиадой была великолепной.

«Феррари» пошла в бобслей! Как Формула-1 врывается в самые разные виды спорта

Фото: Matthias Hangst/Getty Images

Что интересно: в большинстве технических видов спорта идёт борьба буквально за считаные граммы, а здесь, как ни странно прозвучит, выигрывает та дружина, чей боб вместе с пилотом и разгоняющими весит максимально допустимо. Правилами даже разрешается использовать балласт, позволяющий отстающим в этом плане экипажам таким вот искусственным способом «наесть жирку».

Говоря о столь разных и в то же время похожих спортивных дисциплинах, нельзя не отметить одну яркую фигуру. Так, давным-давно, в 50-х годах прошлого столетия, жил-был атлет, звали которого Альфонсо де Портаго. Не долгим вышел его путь в спорте — жизнь испанца трагически оборвалась в 1957 году на гонке «Милле Милья». Тем не менее свой след в истории он оставил: будучи пилотом Формулы-1, Альфонсо де Портаго параллельно подался и в бобслей. Правда, громких побед «многостаночник» не добился ни там, ни там. Пять стартов на этапах Ф-1 принесли ему лишь одно второе место, а на Олимпийских играх 1956 года, проходивших в Италии, в составе экипажа-двойки Альфонсо де Портаго приехал лишь к «деревянной» медали.

Велоспорт

«Макларен» вообще, кажется, успевает везде — в своё время они даже активно поучаствовали в создании крутого велосипеда Specialized McLaren Venge для профессиональных шоссейных велогонок. Полностью карбоновый, этот двухколёсный аппарат стал настоящей машиной по завоеванию наград высшей пробы. Неудивительно, что именно на таком выступал сам Марк Кавендиш — спортсмен, которого L’Equipe назвала величайшим спринтером в истории «Тур де Франс».

Естественно, даже самый продвинутый в технологическом отношении велосипед — ничто без аналогично выдающейся экипировки. Поэтому в «Макларене» пошли дальше и любезно предоставили разработчикам аэрошлема Specialized S-Works McLaren TT свою аэротрубу. Модель получилась чрезвычайно эффектной и эффективной — настолько, что, по заверению испытателей, позволила экономить до 62 секунд на дистанции 40 км в сравнении со стандартным шоссейным шлемом. Для «разделок» — самое оно.

Бег на спринтерские дистанции

Тут ситуация обратная — не Ф-1 «отсыпала» опыта, а ей. Некогда великий «Уильямс» перед стартом сезона-2012 нанял бывшего олимпийца, суперзвезду лёгкой атлетики Майкла Джонсона, чтобы тот сделал механиков команды расторопнее на пит-стопах.

Зачем оно вдруг понадобилось команде Формулы-1? С тех пор как в 2010 году дозаправки по ходу Гран-при оказались под запретом, а время пит-стопов сократились в среднем до трёх секунд, быстрота работы парней с гайковёртами и свежей резиной стала играть по-настоящему ключевую роль.

Нужно признать, что это сотрудничество принесло плоды, и в 2016 году коллектив из Гроува смог обслужить одного из своих пилотов на гонке в Баку за 1,92 секунды — на тот момент такой результат позволил «Уильямсу» стать совладельцем рекорда по самому молниеносно проведённому пит-стопу.