Война за место в «Мерседесе» началась с мощной аварии и угроз от начальства. Уберут обоих?

Война за место в «Мерседесе» началась с мощной аварии и угроз от начальства. Уберут обоих?

Расселл нанёс серьёзный удар по шансам попасть в топ-команду, но нужен ли «Мерседесу» такой слабый Боттас?

Аудио-версия:

Ваш браузер не поддерживает элемент audio.

На Гран-при Эмилии-Романьи в Имоле происходило что-то максимально странное: уныло ехавший на восьмой позиции попал под атаку Джорджа Расселла на ещё недавно безнадёжном «Уильямсе». Борьба на подсыхающей трассе закончилась опаснейшей аварией на скорости за 300 км/ч и взаимными обвинениями. Война за место в «Мерседесе» на сезон-2022 стартовала максимально ярко! Но не повредит ли такое начало обоим претендентам?

Что случилось?

После провала в квалификации (восьмая позиция) гонка складывалась для Боттаса отнюдь не лучше: он никак не мог прогреть шины и справиться с трафиком. В итоге финн не только плёлся позади Лэнса Стролла, но и попал под мощную атаку со стороны Джорджа Расселла — пилота, который, как многие считают, должен сменить Валттери в составе «Мерседеса» в следующем сезоне.

Расселл идеально воспользовался слипстримом позади машины конкурента, активировал DRS и попытался объехать конкурента с внешней стороны. При этом и сам Боттас начал чуть смещаться вправо, оставаясь на гоночной и, что самое важное, сухой траектории. Джорджу пришлось смещаться ещё правее, он чуть перестарался и заехал правыми колёсами на мокрую траву. Машина моментально вышла из-под контроля, пошла боком и врезалась в болид Боттаса перед поворотом «Тамбурелло». Оба пилота не пострадали, но, разумеется, выбыли из гонки.

Права на видео принадлежат Formula One World Championship Limited. Посмотреть видео можно в «инстаграме» Формулы-1.

Мнения сторон

Расселл: «Он же не боролся ни за что серьёзное. Девятое место — ничто для него, а для нас — всё. Я собирался атаковать, и этот обгон вышел бы абсолютно лёгким. Для него не было никаких причин так выталкивать меня. У нас есть джентльменское соглашение, мы всегда говорили, что такое однажды приведёт к серьёзной аварии. И вот она. Уверен, он расстроен и разочарован мной, равно как и я — им. Возможно, если бы на моём месте был другой пилот, он бы так не сделал».

Боттас: «Слова Джорджа? Извините, я где-то потерял свою шапочку из фольги. Ну и теория. Я всегда буду обороняться от любого гонщика, я не собираюсь терять позиций. Это была нормальная оборона. Она могла бы оказаться намного более агрессивной, если бы было нужно. Я не согласен со всем этим. Я делал своё дело. Без разницы, от кого, но я бы защищался. Всё было бы абсолютно так же. Очевидно, он точно знал, что там будет сыро, ведь мы проезжали там круг за кругом. И я тоже это знал, так что в тот момент это место просто не подходило для езды на сликах. Но он всё равно туда поехал. Это был его выбор. Я просто выполнял свою работу, стараясь защититься, и я не собираюсь подвигаться в сторону и отдавать ему сухую часть трассы».

Расселл спустя некоторое время: «Когда есть возможность пересмотреть всё в замедленном повторе и с разных углов, всё выглядит совершенно иначе. Когда я видел ситуацию из болида, всё казалось очевидным. Просто считаю, что в таком манёвре не было необходимости. Валттери не нарушил никаких правил, но всё же нужно брать ответственность и учитывать условия на трассе. Можно ли было избежать аварии? Да. Была ли вина Боттаса? Вероятно, нет. Мог ли он сработать мягче? Наверно. Был ли неправ я? Я стал причиной аварии, но был ли я неправ, предпринимая ту попытку? Нет».

Война за место в «Мерседесе» началась с мощной аварии и угроз от начальства. Уберут обоих?

Фото: Hasan Bratic/picture alliance via Getty Images

Кто всё-таки виноват?

Стюарды Гран-при решили обойтись без наказаний, и с их решением стоит согласиться: трудно утверждать, что кто-то их гонщиков несёт преимущественную или полную вину за произошедшее. С одной стороны, Боттас спровоцировал выезд соперника на мокрую траву, но при этом дело происходило не на торможении и он сохранял справа от себя пространство шириной в машину, то есть строго соблюдал правила.

Если же говорить о Расселле, то его атака выглядела несколько оптимистичной, но вместе с тем вполне обоснованной. Говорить о каком-то невероятном уровне риска не приходится: просто Джордж чуть резковато среагировал на манёвр Боттаса и слишком сместился вправо. Да, пожалуй, британец виноват сильнее, но в целом аварию можно отнести к обычным гоночным инцидентам.

«Возможно, вину надо делить не 50 на 50, может, в соотношении 60 на 40, но я не знаю, в какую сторону стоит увеличить долю, — отметил глава «Мерседеса» . — У Валттери были плохие первые 30 кругов, его там не должно было быть. Ну и Джорджу не следовало совершать такого манёвра, учитывая, что трасса подсыхала. Такой манёвр означал риск, а машиной впереди него был «Мерседес». Молодой пилот не должен забывать о глобальной перспективе. Ты должен видеть, что впереди «Мерседес» и что трасса мокрая, что для обгона требуется риск. Всё равно ведь ставки против него, когда трасса подсохнет. Так что, думаю, он может многое для себя извлечь из этой ситуации».

Какие будут последствия?

Повторимся, мы говорим не просто про аварию в борьбе за девятое место, а про столкновение между двумя гонщиками, которые претендуют на место в «Мерседесе» на 2022 год. Случившееся накануне явно не повышает шансов Расселла на повышение: второй год кряду он лишает сам себя возможности взять очки в Имоле, из-за чего возникают вопросы: насколько британец зрел как пилот, умеет ли он оценивать риски?

Про это говорит и сам Вольф: точно ли Джорджу стоило атаковать «Мерседес», ведь было практически неизбежно, что как только Боттас хоть чуть-чуть прогреет шины, то отыграется? При этом британец был как никогда близок к первым очкам в составе «Уильямса», но всё-таки пошёл на рискованный манёвр.

Вопросы и к поведению Расселла сразу после аварии: стоило ли бежать к Боттасу выяснять отношения и подозревать в первых интервью, что Валттери мог действовать против него особенно жёстко? Похоже, хладнокровие никак не отнести к сильным сторонам Расселла, и три сезона в слабом «Уильямсе» — так себе возможность поработать над собой. Когда в квалификации в основном борешься с партнёром по команде, а в гонке почти никогда не претендуешь на очки, то не получаешь необходимого опыта – даже того, что успел набраться за один сезон в «Заубере» Шарль Леклер перед переходом в «Феррари».

При этом случившееся в Имоле явно не должно воодушевлять и Боттаса. Да, он вёл себя хладнокровнее, но главный вопрос: как вообще так вышло, что Валттери за рулём одного из двух сильнейших болидов так провалился в квалификации и потом ничего не мог поделать в гонке? В этом сезоне Хэмилтону наконец-то нужен сильный помощник, но в Имоле Валттери никак не мог поддержать Льюиса в борьбе с «Ред Булл». Если Боттас и дальше будет выступать так же невыразительно, то никак не убедит Вольфа, что заслуживает ещё одного сезона в «Мерседесе».

Так что, как ни странно, авария в Имоле может подтолкнуть Вольфа к подозрению, что если Хэмилтон и дальше останется в «Мерседесе», то его напарником должен стать не Боттас или Расселл, а кто-то третий…